Исторический аспект Пинского Богоявленского монастыря

ПИНСКИЙ МУЖСКОЙ БОГОЯВЛЕНСКИЙ МОНАСТЫРЬ: ИСТОРИЧЕСКИЙ АСПЕКТ ( вторая половина XIX – начало ХХ в.) 
 
Точное время  основания  Пинского мужского Богоявленского монастыря неизвестно, но в  конце XVI в ., по свидетельствам  источников, он уже существовал. В это время скит располагался на берегу р.Пины на Полозовском участке, который принадлежал дворянке Раисе Макаровне Гаробурдиной, жене слонимского судьи. Она принимала преследуемых униатами евреев и Лещинских иноков в специально выстроенные для них кельи. Так негласно образовался монастырь. 
 
Дальнейшая  судьба монастыря была связана со сложными  межконфессиональными отношениями  между  представителями христианства. Борьба, разгоревшаяся в  Пинске между  православными, с одной стороны, униатами и католиками – с  другой, привела  к тому, что  обитель была закрыта и возобновила свое существование только в 1633 г.  В XVII–XVIII вв. духовное общежитие  было неоднократно уничтожено огнем, но в 1800 г. получило новое пристанище. 
 
Пинский Богоявленский мужской монастырь.Фото сайта kresy.plКорпус монастыря был  каменным  и состоял  из трех этажей. Большая его часть принадлежала духовному училищу, которое  было переведено сюда в 1848 г. из Ляданского скита. Только одна треть здания находилась во владении Богоявленской  обители. На нижнем  этаже  монастырскими  помещениями были кухня, трапезная, чулан и несколько подвалов. На втором этаже  располагались 11 комнат общины и 8 покоев настоятеля. Верхний  этаж полностью занимали ученические спальни, классы, квартира помощника смотрителя и учителя  духовного  учебного заведения. 
 
К усадебному монастырскому имуществу относились кирпичные стены от бывшего флигеля, деревянная постройка  для  конюшни, экипажа  и склада дров, 12 каменных  лавок, а  также  каменный  амбар, крытый  железом.
Самым крупным строением  при  монастыре была церковь  Рождества Богородицы, которая  изначально была воздвигнута как иезуитский костел на частные  средства князя  Альбрехта  Радзивилла в 1633 г. С ее появлением  монастырь стал называться Богоявленским. Мотивационное разнообразие пополнения монашества  было связано в первую очередь с тем, что  после  ослабления сословных  ограничений  монастыри стали  значительно  более  доступны для  представителей  низших слоев. В Минской православной  епархии  пострижение в  монашество допускалось  в  зависимости  от наличия вакансий. Согласно Уставу духовной консистории (ст. 81) и Своду  законов (т.IX, ст.449, 251), желающие постричься в монашество должны были сами представить  епархиальному начальству на рассмотрение  документы и ожидать  ответного решения о принятии в обитель. 
 
Общее число  братии Пинского Богоявленского монастыря в 1863 г. составляло 22 человека: из них 1 настоятель, 1 казначей, 1 кандидат, 7 овдовевших священников, 3 иеродиакона и 9 послушников. Такое количество братчиков сохранялось на протяжении всего исследуемого периода. 
 
С 1856 г. настоятелем монастыря являлся архимандрит Самуил ( Стефан Васильевич Зубаревский ). Он родился в Черниговской губернии, в семье священника. После окончания  Черниговской семинарии и Киевской духовной академии был  рукоположен в  иеродиаконы и в иеромонахи. 
Дальнейшая  его карьера была связана с преподавательской деятельностью в  Киево - Подольском духовном уездном  училище, откуда он был перемещен на должность  смотрителя и учителя (по совместительству) в Пинское  духовное училище. В это  время  он стал братчиком  Пинского Богоявленского монастыря. 
Через  10 лет  С.В. Зубаревский  был  назначен игуменом, 28 июля 1856 г. утвержден  настоятелем. За отличную службу награжден и возведен в сан архимандрита. На этом карьерный  рост настоятеля Самуила не завершился, и с 16 сентября 1864 г. он исполнял должность  ректора  Минской духовной семинарии. В этот  период настоятель не пользовался  средствами монастыря, поэтому епархиальное начальство выделяло на его траты одну треть доходов монастыря. 
 
Церковь Рождества Богородицы.Фото сайта kresy.plМонастырскими финансовыми средствами распоряжался  казначей, игумен Ириней ( Игнатий Иванович Киржевский). Один из самых молодых в среде монашествующих, 38-летний уроженец Минской  губернии, он происходил из семьи священника. Закончил Минскую духовную семинарию  и был  рукоположен в священники. Прослужил  4 года при  церквах  Бобруйского  и Слуцкого уездов. После смерти жены И.И. Киржевский стал иеромонахом Слуцкого Троицкого  монастыря и был определен учителем Слуцкого духовного уездного училища. По указу консистории  от 4 декабря 1859 г. переведен  казначеем  в Пинский Богоявленский  монастырь, при  котором  также учительствовал в духовном училище. После трех лет  службы был  назначен игуменом и награжден. 
 
Солидный  послужной список имел 52-летний иеромонах Ефрем (Елисей Федорович Жуковский), уроженец  Минской  губернии, сын  пономаря. Он закончил Минскую духовную семинарию и несколько  лет  служил священником. Успев  начать преподавательскую карьеру  в  Слуцком училище и Минской  семинарии, поработать экономистом Минского архиерейского  дома, Е.Ф. Жуковский  продолжил обучение в  Киевской духовной  академии. Однако из-за отсутствия мест в киевском духовно - учебном  ведомстве, уже  будучи кандидатом, он вынужден  был  вернуться  в братство Слуцкого Троицкого  монастыря в  качестве казначея. В 1854 г. перемещен в  Пинский Богоявленский монастырь. 
 
Значительную  часть  монастырской общины составляли овдовевшие  священники: Онуфрий Ярмолович, Антоний Трусковский, Иоанн Шолкович, Александр Жуковский, Павел Смолич, Иосафат Вишневский и Иоанн Хлебцевич в  возрасте от 39 до 64 лет. Практически  все  они  родились в  Минской  губернии (за исключением А. Жуковского), в семьях священников. Образование получили разное: в Минской  и Полоцкой духовных  семинариях, Любешовском училище у пиаров, в  Жировицком  училище, в  Минской  губернской гимназии. Священники  И. Шолкович, А. Трусковский, П. Кириллов, О. Ярмолович и А. Жуковский имели внушительный  послужной список: трудились  в различных приходах и были назначены на иеромонашеские  должности при  монастыре. Остальные ( И. Вишневский, И. Данилов) попали в монастырь на отбывание епитимии и только затем заняли иеромонашеские должности. 
В числе  иеродиаконов находились 53- летний Фавст (о нем не сохранилось подробных сведений ) и Василий  Саваневич, 48 лет, который  родился  на белостокской земле  и обучался при  монастырях и в  Виленском университете. Иеродиакон Евсевий – Александр  Корейша – 45 лет , так же как и многие остальные  монашествующие, происходил из духовной семьи (из Санкт-Петербурга), учился в Воронежской семинарии.
 
Наибольшее  число  общины  пинской  духовной обители  составляли послушники. Самый старший  из них – 48-летний Виктор Прорвич  закончил Минскую семинарию, служил в  приходах Борисовского  уезда, а  затем  из-за болезни  определен на послушницкую  должность  – сначала  в  Ляданский, потом в Пинский монастырь. 
Вторым по старшинству  среди  послушников был 40-летний Вонифатий Фалевич, из духовного звания, который, как свидетельствуют документы, умел читать и писать. Самый молодой послушник  Порфирий  Малевич (21 год), сын  диакона, учился в  Слуцком уездном  училище и Минской духовной семинарии. 
Остальные послушники  Пинского Богоявленского монастыря, которым  не исполнилось  более 26 лет, Василий  Малевич, Лукьян Гречихо, Виктор  Пышковский, являлись представителями духовенства  и получили образование  в  причетническом классе Пинского духовного училища. 
Среди  послушников были и представители мещанского сословия – 27- летний Илья Гладков, который  не имел образования, но знал грамоту, а также представители ремесленных кругов – послушник Александр. 
Интересен  тот факт, что на послушании  в монастыре  состоял  еврей, который  принял христианство, – Георгий  Каган, 27 лет. После  окончания Пинского духовного  училища он получил  духовное звание и был  назначен послушником в Слуцкий монастырь, через  2 года направлен  в церковный приход. Однако вскоре он вернулся послушником в Пинский Богоявленский монастырь. 
 
Пинский Богоявленский мужской монастырь.Фото сайта kresy.plВо все  исторические периоды важной для  монастыря  была экономическая  составляющая. Во второй половине XIX в. материальное  положение его существенно улучшилось. Обитель превратилась в  крупного землевладельца, благодаря чему смогла значительно  расширить свою хозяйственную деятельность. Значительная часть  монастырских земель, а также  принадлежавшие монастырю торговые лавки, пристройки и прочие «оброчные  статьи» 
сдавались  в  аренду и приносили  немалый доход. 
К примеру, плац на Базилианской горе в  течение 12 лет  арендовала  дворянка Морозова. Впрочем, в  1873 г. по причине  задолженности часть ее имущества была конфискована. Земельными участками  монастыря за денежную  плату пользовались мещане  А. Стефанович, Г. Пальчевский и крестьяне семьи Невара. 
 
Немалым источником доходов  были добровольные приношения  на церковные и приходские нужды, продовольствие, процент  с  капиталов, которые  хранились  в  кредитных  учреждениях – кружечные и кошельковые сборы. Помимо  этого, монастырь имел самостоятельный заработок (прибыль от продажи свечей, венчиков и листков разрешительной молитвы). 
 
Основной статьей  расходов были затраты, связанные  с ремонтом  монастыря, а  также  продовольствием  для  общины. Кроме  этого, для ведения  хозяйства необходимо  было содержать скот, закупать хозяйственные принадлежности, нанимать чернорабочих  на обработку  монастырских  угодий. Командировочные, налоговые  и страховые  выплаты строго  регистрировались как расходная  статья общего капитала. К тому же монастырское начальство следило  за здоровьем братчиков  и оплачивало посещение фельдшера. 
В числе  прочих были издержки на выписку  периодических  изданий, необходимых для  повышения образовательного уровня общины. 
В 1879 г. монастырь истратил на свои потребности 1801 руб. 88 коп. В его казну  поступило 2138 руб. 50 ½ коп., что  вместе с остатком от 1878 г. составило 5072 руб. 59 ½ коп.
 Для  сравнения: в  1885 г. монастырь израсходовал 5026 руб. 11 коп. и получил  прибыль в  7901 руб. 86 коп.
Таким  образом, Пинский  мужской  монастырь  имел положительный баланс – 3270 руб. 71 ½ коп. и 2875 руб. 75 коп. на 1879 и 1885 гг . 
 
В соответствии с примечаниями финансового расписания для православных монастырей  Минской православной епархии суммы, которые  оставались от ремонтных работ, должны  были сохраняться на дальнейшее строительство. Другие финансовые средства с разрешения  епархиального архиерея обращались  на иные нужды монастыря: награждение братчиков, приобретение книг и др. Тем  не менее,  на протяжении исследуемого периода  в  Пинском монастыре так и не решился вопрос капитального ремонта  основных  строений, что  привело  к их закрытию  в  начале ХХ в. 
 
Немалый интерес  вызывает вопрос монастырской епитимии, которой  подвергались лица духовного  и светского звания. Священнослужители, которые  по решению духовного  суда лишались священнического сана и исключались из духовного  звания, заключались в  монастырь за неисполнение своих  обязанностей, светские лица – за кражу , кровосмешение, блудную жизнь.
 
Сроки наказания были разными: от 40 дней до 9 месяцев. По окончании епитимии фиксировались изменения в поведении наказанного. Если перемены  носили положительный характер, наказание  считалось  оконченным. В том  случае, если воздействие  со стороны  монастырского правления  не было достаточным, пребывание  в монастыре могло быть продолжено. 
 
Содержание  духовных лиц  во время  епитимии производилось за счет государства. На основании Устава духовной консистории и отдельных постановлений Св. Синода священнослужители, временно  отстраненные  от службы  и находившиеся под следствием, получали одну вторую пособия. Духовным  лицам, которые  несли  епитимию в  монастыре, выдавалось  все  штатное жалованье и одна вторая доходов . Остальная половина предназначалась тем, кто  исполнял их обязанности. 
 
Таким  образом, Пинский  мужской  Богоявленский монастырь являлся  церковным учреждением, в котором  проживала и осуществляла  свою деятельность мужская  община  из православных братчиков, добровольно избравших монашеский образ  жизни  для  духовного  и нравственного  совершенствования и совместного  исповедания православной веры. 
 
Учитывая особенности  биографий монашествующих, по нашему  мнению, можно выделить 3 типа мотивационных путей, которые приводили братчиков  Пинского Богоявленского монастыря в обитель: 
а ) «традиционный » – здесь  важную  роль играет набожное  воспитание, мнение близких  людей, подпадающих под  категорию  авторитетных, доверенных лиц; 
б ) «трагический » – связан с  личной трагедией, а вместе с этим и утратой смысла жизни; 
в) «ищущий » – присущ образованным, которые осознанно предпочитают семье любовь к Богу. 
 
Такое  мотивационное разнообразие пополнения  пинского монашества  было связано  с  расширением доступа  в  монастыри для  представителей  низших слоев, которых  они  привлекали не только по религиозным, но и по чисто  житейским причинам. Обитель давала им работу, жилье, одежду, питание, в  то время  как в  пореформенной  деревне  и городе выжить представителям этих сословий было значительно тяжелее. 
Тем  не менее,  в  числе  пинских  братчиков были в  основном опытные священнослужители  с  высшим духовным  образованием. Большая их часть происходила из семей  духовенства. Исключением являлись мещане  и ремесленники. Значительная  доля братчиков являлась белорусами, но в  их рядах встречались и представители других национальностей (русские, украинцы). 
Кроме  того, в  монастырской общине, особенно среди иеромонахов, преобладали старшие духовные – от 52 до 64 лет. Молодыми были только послушники (в возрасте от 21 до 26 лет ), однако и в их числе были 40- и 48- летние служители. Многие братчики совмещали свое пребывание в церковном учреждении с преподаванием. 
 
Исследование в историческом аспекте финансового положения Пинского монастыря во второй половине XIX – начале ХХ в. показало, что обитель имела  ряд  доходов , которые  покрывали расходы  таким  образом , что баланс продолжал оставаться положительным. Она  занимала значительные  земельные угодья, а также  имела  две собственные  каменные  церкви и пристройки, хотя, как и многие другие монастыри Минской  православной епархии, вынуждена была делиться своим помещением с духовным училищем. 
 
Несмотря на рост материального благосостояния, к концу XIX в. вся  монастырская часть требовала капитального ремонта. Положение было настолько  серьезным, что, по мнению епархиального  архитектора, который  осматривал монастырский корпус, «здание было проще разобрать и построить новое, чем отремонтировать».
Такая  же судьба постигла православный  монастырский храм, который за свою почти трехсотлетнюю историю приобрел негодный для  проведения богослужений вид и в 1905 г. был закрыт. 
 
История  Пинского мужского Богоявленского монастыря во второй половине XIX – начале XX в. показывает, что  именно в  этот  период перед  обителями, как религиозными  учреждениями традиционного  общества, встали многочисленные проблемы  их существования в  новых  политических, социально - экономических  и культурных условиях на белорусских  землях, которые  необходимо было решать. Наряду с  этими  задачами монастыри продолжали  исполнять  свое истинное предназначение, сохраняя древние  обычаи православия Беларуси. 
 
 
 
при подготовке материала использована работа Е.В.Морозько – аспирантки кафедры истории Беларуси БрГУ им. А.С. Пушкина. 
Рункевич С. Г. Краткий  исторический очерк столетия Минской епархии  (1793 – 13 апреля 1893). Мн., 1893. с.345.
Товаров А. Историко-статистическая справочная книжка Минской епархии. Мн., 1903. с.112., с.117
материалы Национальнго исторического архива  Беларуси (НИАБ ).
Веснік БДУ. Сер.3. 2010. № 2
 
 

Последние изменения

Самое популярное