Шляхта на Пинщине. Фамилии и шляхетские роды

Белорусская шляхта. Рисунок из книги Г.Т.Паули "Этнографческое описание народов России. Поляки раз­ных губерний", 1862Из общей массы шляхетства отдельные роды выдвигались благодаря своему влиянию в местной жизни — путем близости к местным князьям, или же благодаря экономическому превосходству. Так как экономическое преобладание в виде обширных земельных владений создавалось в ту пору путем пожалований, то эти факторы шли рука об руку. Степень влияния административного можно проследить по актам, степень экономического благосостояния — по сравнительным подсчетам полиса 1528 г. Этот полис придерживается основного деления — бояре выводящие со своих имений коней, и бояре — что людей не мают и служать сами. Это деление соответствует выработанному жизнью различию в экономической зажиточности.

Среди пинских шляхетских родов, выделявшихся по своему влиянию и богатству, одно из первых мест занимают в первой четверти XVI в. — Полозы. Кн. Марья пожаловала Ивану Федоровичу Полозу —Теребенское именьице с данниками Белинскими и человеком в Сушицку, а сверх того дворища на пашню в Кожчичах. Год спустя она прибавила еще трех человек в Кривичах. Эти пожалования были подтверждены по желанию и просьбе Ивана Полоза королем Александром. Ив. Полоз был влиятельным боярином кн. Марьи и свое значение сохранил при кн. Феодоре, как член его рады за время 1502 — 20 гг. От кн. Феодора Иван Полоз получил четыре с половиною дворища в Дюхновичи, Рыловичи и Сухое, место под усадьбу в Пинске и трех человек в с. Сошне — эти пожалования были подтверждены к. Сигизмундом. Боярский род Полозов был киевскаго происхождения и, может быть, Иван Полоз перешел в Пинщину с кн. Марьею. Брат его Сенько Феодорович был наместником овручским и ключником киевским и получил от к. Сигизмунда имение в Киевским повете; у самаго Ивана Полоза были имения на р. Припети Лодыжин и Теремец в Чернобыльском районе. С имений Ивана Полоза в попись 1528 значится 7 коней — с пинских имений, что указывает на их сравнительную обширность. Одно время Иван Полоз был войским пинским (1524—30), а позднее вместе с сыном Львом получил в держанье на 2 года Чернобыль (1531). Лев Иванович умер, оставив детей — сына Ивана и дочерей Софью и Авдотью. Сначала обязанности опекуна принял на себя староста П.К.Мыльский, при чем половина доходов передавалась вдове, вышедшей снова замуж за Иосифа Немерича на содержание живших при ней двух дочерей, а другая половина — назначалась сыну Ивану. Немного спустя вдова и отчим выразили желание взять на себя опеку детей покойнаго и это желание было исполнено к. Боною. Старшая дочь Софья около 1554 г. вышла замуж за И.В.Кгодебскаго и вместе с тем по назначению старосты Ст. Фальчевскаго приняла опеку над меньшими сестрою и братом и отцовскими именьями: по совершеннолетии сестры должны были получить от брата по ровной доли. Судя по данным экспроприации и отмене при помере Полозы сохранили почти все имения предков — Белин, Дюхновичи, Кожчичи, Рыловичи, Сухое; Сушицкое дворище было уступлено меною причту Юрьевской церкви, а Теребенское имение и Кривичи перешли по Софье, урожденной Полозовой И. В. Кгодебскаму. Упоминаются сверх того земли в ее. Глинной, Костичах, Поречьи. Иван Львович Полоз постоянно фигурирует в местных пинских актах 60-х годов.

Древнейший известный нам акт на земли — принадлежавшие семье Фурсовичей — это пожалование кн. Марьи Фурсу Ивановичу, имение Красыев и Ополье, четыре дворища в ее. Чернеевичи, Паршевичи и Холожин, да по два человека в Беждежи и Кошевичах (1495). Фуре Иванович был боярином рады кн. Марьи и на одном акте 1496 значится наместником пинским, при кн. Феодоре — он тоже был участником и свидетелем важнейших актов, напр., при составлении дарственной записи Пинской Дмитровской церкви 1502.

У Фурса Ивановича были сыновья Григорий, Афанасий, Венедикт, Семен:

Венедикт Фурсович — служебник кн. Феодора — получил от него 4 дворища в дд. Чернеевичи, Посиничи и Кошевичи (1515), а два года спустя, женясь на Огренке Калавуровне, панне штата кн. Олены (сыней наших) получил за нею 5 дворищ в Паршевичах, Гончарах, Новошичах и Ляховичах (1517), с условием наследования лишь детям этого брака. На одной грамоте 1513 г. Венедикт Фуре обозначен подчашим, кроме того он подписывается на грамотах кн. Олены, а позднее при Боне был хорунжим пинским. По полису 1528 г. семья Фурсов, именно четверо выше перечисленных братьев и Василевая Фурсовна ставили всего 8 коней. Дочери Венедикта Фурсовича вышли замуж за Макара Мартиновича, Ивана Данилевича и Андрея Кмиту: кроме них наследниками пинских имений Фурсов были — Гурин Семенович (до совершеннолетия мать его — вдова урожд. Анна Мартинович) и Иван Афанасьевич; в их руках при первой помере находились имения Красыев, Ольшаевичи, Ополье, Холожин, меньшия земельныя владения принадлежали вдове Григория Фурса и Федору Фурсу. Гурин Семенович исправлял в 1561—62 временно обязанности подстаросты пинскаго, позднее был писарем земским пинским (1570), а Иван Афанасьевич был судьею земским.

Не менее многочисленна была и фамилия Гричин. В 1528 г. она в числе 6 представителей ставила шесть коней. Из ее ранних членов — Пронько и Матвей — были боярами кн. Марьи, Кирило и Матвей постоянно являются в раде кн. Феодора, а Светохна, урожденная Гричи-на, была служебницею четы Ярославичей. Кирилл Гричин получил от кн. Феодора (1514) 4 человек в ее. Мотоли, Проход, Мерчичах и Крайновичах: эти земли потом перешли (путем брака) к Михаилу Моклоку. Матвей Гричин получил от кн. Марьи человека и два дворища в Поречьи, а от кн. Феодора 4 человек в Молодове, Проходе и Ворочевичах; женясь записал своей жене Марине (1524) на третьей части имения своего — вена 300 коп гр., в этой сумме вена дети ся по смерти отца дали ей дворец Молодово, а она записала его сыну своему Войне Матеевичу (1539). Кроме Молодова Война имел еще долю в имениях Любели, Купятичах, долю в родовом имение Поречском и купленныя там же у В. Тура — 4 дворища. Светохна урожденная Гричина в первом браке за Феодором Петрашевичем, а втором за Феод. Щепою — служебница кн. Феодора и кн. Олены — получила от них — три человека в Кожичичах и четыре дворища в ее. Ворочевичи, Глинная, Кошевичи, при чем впоследствии за Кошевицкия земли распаханныя уже — как оказалось после — местными крестьянами дана была замена: два острова там же. Около того же времени (1507) было у ней столкновение с крестьянами с. Довечоровичи из-за эксплуатации бортей и разборе этого спора назначенным от кн. Феодора и кн. Олены Ахматом Петровичем окончился в пользу Светохны. Пережив обоих мужей и не имея детей — она с разрешения к. Боны — приняла собе на тое именье выслугу свою — брата родного Гаврила Гричину, которому и передала свое именье. Сначала брат и сестра владели вместе, но по смерти Светохны — ея имения в Ворочевичах, Глинной, Кожчичах и Кошевичах остались в единоличном владении Гаврилы Г., а потом и его сыновей — Андрея, Якова, Фалька и Александра. Была еще боковая ветвь — Ивановичи: они имели земли — по селам Бобровичи, м. Гать, Купятичи, Мотковичи. Из указанных линий наиболее численныя семьи Гавриловичей и Ивановичей оставили наиболее частыя упоминания о себе в местных актах.

Феодор Петрович Щепа занимал важное положение как влиятельный член рады кн. Феодора и как сравнительно зажиточный землевладелец: по Пинскому повету он оставил 3 и по Клецкому 2 коня. От кн. Феодора он получил в 1503 г. 4 служебных да 2 данников в Велеснице, Ворочевичах, Мерчичах, Иваничах, Мотоли; клецкими имениями он владел по пожалованию кн. Ивана. В первый раз женился он на Марине Юрьевне Анцушкович; по смерти ея Бона разрешила в 1524 г. наследовать отчизну и дедизну жены — их сыну Ивану. Сам же Феодор Щепа в это время был женат вторично на Светохне Гричине. Этот брак был бездетен, Светохна, как было выше указано, передала свои земли брату Гавриле, имения — выслуги самого Щепы достались детям от первого брака — дочери вышедшей замуж за Велянта Жилицкаго, сыну Ивану, который сверх того получил имение Анцушковичей: по смерти Ивана Щепы — имения эти сначала находились в опеке и управлении жены покойнаго, против чего напрасно протестовал кузен покойнаго земянина Городецкий Феодор Олешич, а потом перешли к сыну Николаю. Отчизна Анцушковичей — выслуга на в. к. Витовте и Жикгимонте — состояла из Гоголева дворца и двора в Жабчичах, и к этим дворам земли и люди по ее. Домашичи, Мутковичи, Н.Двор, Ласицк, Вешня, Няньковичи, Невле, Федоры, Кривое: всего около 19 дворищ.

Наиболее давния земельныя пожалования роду Ширмичей относятся еще ко времени к. Сигизмунда и Казимира. В грамоте Сигизмунда на имя наместника Андрея говорится о пожаловании Миколаю Сыропят половины данников Полховских в Ляховичах; грамота Казимира на имя наместника кн. Юрия подтверждает М. Сыропят — его земельные имения. Эти земли и данники по разным селам (Хляби, Чернове, Местетичи, Боричевичи, Тивровичи, Гривковичи ... Ласицк, Лопатино, Лосичи и Ляховичи — всего 22 дворища) тянули к двум дворам, утроенным самим Миколаем и его сыном Яном — в с. Сельц и Конюхах. Земельныя владения деда и отца — почти без ущерба в полном комплексе перешли к Мартину Яновичу Ширмичу, войскому пинскому и были подтверждены к. Боной 1524 г. и Сигизмундом 1558: сам Мартин Ширма ставил со своих земель 3 коня. Умер он в 1563 г., оставив нескольких сыновей — Станислава, тоже бывшаго войским пинским, Розмысла, Войтеха, Криштофа.

К пожалованиям к. Казимира восходят и земельныя имения Ордичей, именно Васко Ордич получил дань земли пустовских Матыевщину и Поторовщину, сын его Тиша Васкович Ордич получил дворище Грицковское от кн. Феодора; так как Тиша был в отделе от братьев своих, то наданье кн. Феодора перешло без раздела к его нисходящим сыну Васку и внуку Богдану. Боковая ветвь Ордичей представлена в актах в лице Юхна брата Тиши (?), Семена его сына и Александра и Павла Семеновичей внуков. Семен Юхнович Орда — позднее хоружий пинский — заявляет 1528 г. к. Боне о своих правах на три дворища в Лемешевичах, Погосте и Сушицку на том основании, что это выслуга предков его, а права близости нарушены кн. Феодором; так как при разследовании эти права не подтвердились, то Бона дала эти дворища ему за особливое ласки. Несколько лет спустя — 1532 — Семен Орда заявил притязания на 2 дворища в ее. Старокони и Лемешевичи, взятые от С.Корчевского на замок Пинский: разследование опять не подтвердило заявления и Боне пришлось снова сослаться на особливую ласку. По полису 1528 г. Семен Ордич ставил 1 коня.

Семья бояр Федковичей склонная была рассматривать свои земельныя имения как выслугу за вк. Витовта и Жикгимонта, но документальныя данные не восходили до такой древности, и в 20-ых годах ХУИ в. нужно было ссылаться на свидетельство бояр местных. Дмитро Федкович со своих имений Жабчичи и Нянковичи ставил 3 коней. У него были сыновья Олизар и Иван и дочь Авдотья замужем за Иваном Тенюкою. Олизар получил от Боны подтвердительную грамоту 1524 г., а вместе с тем заявил и права на отнятое у них в Чернов имение.

Бона обещала проверить их заявление и поступить сообразно с результатами разследования. Будучи бездетным Олизар принял к себе за сына племянника от сестры М.И.Тенюку, которому позднее и записал на трети отчизны — двор Нянковичи — с землями и людьми на 5 дворищах. Около 1558 г. Олизар умер и эта передача была подтверждена М.И.Тенюк к. Сигизмундом.

Древнейшие земельные акты Дмитровичей Кривецким относятся к 90-ым годам XV века, но права их на землю с крестьянами более давнего времени, как можно судить из того, что кн. Марья возвратила им двух человек, отнятых у них кн. Юрием. Дмитровичей было несколько братьев — Заранко, Степан, Сенько; назывались они Кривецкими по имению в с. Кривичах, возстановленном в их владении кн. Марьею 1498 г. Сенько — конюший получил от кн. Марьи 4 дворища в ее. Чорном и Дубое и позднее еще 2 дворища в с. Плотнице. Степан получил от кн. Феодора 2 человек в Масевичах (1503); по жене своей Богдан — получил от ея бабки дворище в Мотоли, подтвержденное за ним и Сигизмундом 1522, а кн. Феодор передал ему двор его тестя боярина Семена — в г. Пинске (1516), в этом документе Степан назван подскар-бием. В пописе 1528 записана сверх того вдова Кривицкая, ставившая 1 коня. Дальнейшая судьба их имений сложилась таким образом. Жена Сеньки — Марья выдала замуж дочь за Пронька Романовича Гладкаго, и по ея внучке Марине — Плотницкое имение перешло к Ждану Григорьевичу Бруяк, сыну Гр. Иван. Бруяки — члена рады кн. Ивана. Кривичское имение в случае бездетности Заранка должно было перейти в потомство брата его Степана. Это условие было забыто и по смерти Заранка Кривичское имение взято было на Пинский замок: узнав совершенно случайно через Ивана Будчика о существовании условия относительно наследования имения — Феодор Степанович Кривецкий заявил о своих притязаниях и Бона сделала распоряжение о возвращении ему имения. При ревизии в руках Феодора Кривецкаго были имения: родовое Кривичское — по дяде Заранку Дмитровичу, в Чорном и Дубое — по дяде Семену (а Плотницкое имение перешло по женской линии), в Масевичах и Мотоли — спадщина по отцу, да еще дворища в Лисятичах, Кривичах и Синине — владение без документов, по давности.

Подобно Кривецким и Любельские получили свое имя от имения Любели. Кн. Марья 1495 г. дала слузе своему Тимофею Любельскому — в Сушицку человека и дворище, да дворище в Купятичах. Другая ветвь Любельских в виде нисходящих — Ивана, сына Олизара, внука Грицько и правнука Михаила — тянется до 70-х годов ХУИ в. Олизар Иванович получил от кн. Феодора — дворище в Ворочевичах, дворище в Сошне и за Ясельдою бору 12 колод на пашню двор-ную (1506, 1508, 1509). В пописе 1528 г. Грицько Любельский ставил 1 коня с имения унаследованнаго от отца, между тем как наданье Тимофея Любельскаго перешло к Войне Гричине, а в имении Любели совместно владели по давности без документов — Война Гричина и Грицько Любельский.

Как Кривицкие и Любельские теряют свое былое значение и отступают на задний план, так и другие боярские роды, ведшие начало своих владельческих прав со времени кн. Марьи — в половине ХУИ в. более или менее стушевываются, таковы Зинковичи — Сенько и сын его Матьяс, владевшие по пожалованию кн. Марьи именьем в Муравине, Кухче, Тевковичах и Иванчичах (1495): по полису 1528 М.Зенкович ставил 2 коней;

Головки, получившие от кн. Марьи дворище в Завидчичих и Житновичах, Андрей Головка, женясь на Светохне Васильевской — получил долю в 2 дворищах покойнаго тестя в Морочной, а Феодор Головка купил а Завидчичах дворище Самойловичей: по полису 1528 г. Андрей и Феодор ставили вместе 1 коня. Горегляды, служившие конем за кн. Марью, как заявлял Янца, жаловавшийся к. Сигизмунду на кривду со стороны к. Феодора.

... Из более новых — сравнительно боярских родов, выдвигающихся в местной жизни около половины XVII в., нужно отметить Домановичей, Велятицких, Почаповских.

Сенько Доманович получил от кн. Феодора 4 человека в Прикладниках, 2 в Коморах, да еще к тому же землю в Ститичеве: дельница Домановичей в Борку была включена в пашню двора Статичевскаго, а за нее того Домановичам дана была замена на селищи и в Мостищах: Сигизмунд подтвердил наданья кн. Феодора, хотя с известною оговоркою о неправильности подобнаго отчуждения. Бона пожаловала два дворища пустых в с. Коморах и подтвердила это пожалование 1536 г., она же подтвердила права на место в Пинску, данное старостою Иваном Михайловичем 1545. Кроме этих выслуг было у С.Домановича и купля у родственников Ганны жены Олехна Тишкевича (за 8 к.) третья часть их имения в Морочной. Сын Сенька — Иван наследовал имения отцовския, усадебное место в Пинске, а по жене Томиле урожденной Ветятицкой — долю вместе с другими свояками — в имении Велятицком. Кроме них была еще и другая ветвь Домановичей — Богдановичи. По имению своему Диковичи — Семеновичи Домановичи — Иван и Гаврило называются иногда в актах Диковицкими. Фамилия эта находилась в родстве с Анцушкевичами, но степень его проследить трудно.

Имение Богдана Васильевича Велятицкого состояло из 2 дворов в Велятичах и Невли и к ним дворища, люди тяглые и данники: в ее. Серниках, Болгарах, Федорах, Лосичах, Невли — всего 15 дворищ и огородники. От кн. Феодора он получил 2 усадебных места в Пинске без службы и платы; ему наследовали сыновья Иван и Семен Велятицкие, ставившие 1528 г. двух коней. В 1526 г. Бона пожаловала Ивану пустое дворище Оревича в Федорах. При ревизии имением Велятицким владел уже сам Семен Велятицкий з братьею, часть имения Ивана Велятицкаго перешла тоже к брату, а остальныя земли Ивана В. перешли к его дочерям Томиле Доманович, Марье Григорьевич, Авдотье Еськович и Татьяне Петрашкович, кроме вена их матери Марии, при чем Доманович и Петрашкович менялись своими долями. Из унаследованного отчизнаго имения Семен В. продает третью часть свояку Ивану Григорьевичу именно 3 дворища в с. Кривом и Ласицку за 40 к. гр. (1539). У Семена В. было двое сыновей Федор и Василий. Нужно упомянуть, что одна из семьи Велятицких — Онисия была игуменьею Пинскаго Варваринскаго монастыря и в начале 50-х годов уже сложила свои обязанности за летностью.

Из фамилии Почаповских — Михно Сенкович имел пожалование от кн. Марьи — на имение, пять данников в Ляховичах и человека в Купятичах. Вдове его кн. Феодор пожаловал в 1505 г. место в Пинске и 2 еза на Пинь. В пописе 1528 вдова Юхна Михновича, вдова Богумила Почаповскаго и Федька Почаповский все вместе ставили 3 коня. У Юхна Михновича были дети — сын Иван, женатый на Софье Афанасьевне Фуре, дочь Любка за Попелжинским и другая дочь за Пилецким. Вдова Юхна Михновича впоследствии стала игуменью Варваринскаго монастыря. Иван, женясь на Софье Фуре, получил от тестя за женою 212 к., которые и записал жене своей на третьей части имения. Впоследствии он занял у тестя же 230 к. гр., за которыя заставил ему 3 1/2 дворища в с. Ляховичах, этот долг тесть его подарил своей дочери Софье. Около 1548 г. Иван П. умер и королева Бона делает распоряжение не сводить его жены с имений мужа на вдовьем столце год и 6 недель. В 1549 г. состоялось соглашение между вдовою покойнаго и претендентами на спадщину свояками Ивана Почаповскаго — Пилецким и Попелжинским взамен доли из имения мужа в общей сумме 442 к. Софья Почаповская согласилась получить наличными деньгами 360 к. гр., каковыя и должны были быть уплачены не позже 25/V. Получив деньги, она должна освободить имение мужа, а о постройках и имуществе покойнаго на его пинском подворье стороны прийдут позднее к полюбовному соглашению. Таким образом имения Михна и Юхна Почаповских перешли по женской линии. Из благоприобретеннаго имущества Любки Попелжинской, жены Павла Попелжинскаго, сначала подстаросты пинскаго, а позднее державцы Рогачевскаго; интересно имение в с. Добрыни (Городецкаго повета). Сын Марьи Кочкаровой, земянки Городецкой, владевшей по записи кн. Феодора ея мужу Афанасию Кочкарю землею Остратинскаю в с. Добрыни, служа у Н.Попелжинскаго, тогда еще подстаростего Пинскаго — украл у него серебра и разных вещей на 70 к. гр. или больше. Чтоб спасти сына, которому Н.Попелжинский грозил шыбеницею, мать предложила взять его на окуп, и в сумме этого окупа заставила (16 к. гр.) Н.Попелжинскому свою землю в с. Добрыни. Судя по отметке при помере земля эта осталась навсегда за Попелжинским.

Другой зять Юхна Почаповскаго — Василий Пилецкий, муж Софьи Юхновны, интересен своею деятельною скупкою земель преимущественно боярских в Городецком повете; от Боны он получил 1533 г. 2 земли тяглых в Бологуше и в Лисовичах половину земли путной: это было основное имение — выслуга наместника пинскаго старосты И.Михайловича. Кроме того, он скупил у И.Ф.Сухича 3 земли в Лисовичах и Хоромску, у С.М.Шарана 2 дворища и закупил у Войниловичей 2 дворища, у М.М. Кошеля — 2 поля — все это земли земянския, и поле у священника Дмитра — притча Дмитровской Городецкой церкви. У бояр пинских Протасовичей были куплены дворища Балуковское и Савчинское из вторых рук Пугачевичей (1540) и половина дворища Андрусовскаго (1546) непосредственно от Протасовичей в с. Молодильчичах: эти три последния покупки — 21/2 дворища в с. Молодильчичах обошлись В.Пилецкому в 65 к. гр.

Из новых родов нужно еще упомянуть Владичичей Кгодебских, получивших шляхетство и герб от к. Сигизмунда (1540) во внимание к заслугам отца их в монашестве владыки Вассиана. Вместе с тем по желанию влд. Вассиана его имения — домы и коморы в ринку в месте Пинском и фольварке под местом и земли и поля и сеножати и езы на реце Пине свои властные отчизные, а к тому и бояр и мешан и духовных купленые — к. Сигизмундом были переданы сыновьям Ивану и Яцку с обязанностью нести земскую службу и с освобождением от мещанских повинностей. Больше следов оставил в местных актах Иван: стр. И.К.Мыльский разрешил ему поставить ез на р. Пине, а Фальчевский перенести на другое место 6 комор крамных на рынке Пинском. Женат он был на Софье Львовне Полоз и был опекуном над имением покойнаго тестя, а в 60-х годах был городничим Пинским. Недвижимыя имения находились в самом Пинске и под городом в с. Ольшаевичах, Городищи и Теребени.

Другую группу пинскаго боярства образують в полисе 1528 г. бояре, что людей не мають и сами на войну ездят. Из них при ревизии владельческих прав представили документы на землю к. н. Марьи Литвиновичи и грамоту той же Марьи о шляхетстве Яцкевичи; Шоломичи — имели грамоту о шляхетстве, выданную кн. Феодором, а Прасоловичи и Сачковичи подобный же документ от к. Сигизмунда, выданный на основании вырока к. Казимира. Далее идут фамилии более новаго происхождения.

Сопоставление актовых данных с реестром бояр пинских полиса 1528 г. дает возможность сделать некоторыя общия замечания.

В списке бояр, хто на кольку конях маете служити — указано около 42 фамилий боярских, бояр, которые людей не мають — около 24, всего привилегированных и мелких боярских фамилий 60— 70, цифра, указывающая на сравнительную малочисленность боярскаго класса, по полису 1528.

Число выставляемых коней указывает на степень состоятельности, т. е. на размер недвижимой земельной собственности. Всего ставилось коней — 75, при чем один собственник выводил 7 коней, трое по 3 коня и пятеро — по 2. Подсчитывая отдельно поименованных членов фамилии — получим в общей сложности своих членов — одна фамилия ставила 8, одна — 7, пять фамилий по 3, и три фамилии по 2 коня. Таким образом в общем пинския боярския фамилии были не богаты. Отсутствие соответствующих данных оставляеть неясным — было ли это явление исконным или же обусловлено специальными условиями предшествующаго времени.


В числе фамилий боярских, которые сами служать, в полисе 1528 г. между прочими одна — Полюховичи, свежее происхождение которой можно легко проследить по актам. В 1526 г. по желанию Лукьяна Полюха с братьею рожоною — к. Бона отпустила их от тяглое службы и казала службою военною часу войны з иншыми бояры нашыми пинскими служыти: как специальная заслуга подданаго Лукьяна — указаны заботы по охране господарских границ от кн. Ф.М.Чорторыйского. Позднее в 1537 была передана ему на условиях военной службы — половина дворища Созоновского Белотчыца в с. Серниках, с которой он прежде давал уроку 80 гр. ежегодно. Только в 1526 г., переведенный на земскую службу, т. е. в боярский класс, Лукьян уже фигурирует во втором реестре пинской шляхты 1528 Полюх Лукьян з Серник.


Грушевский А. С. Пинское Полесье XIV—XVI вв. Исторические очерки.
Киев, 1903. С. 31-40, 111-124.

.

 

Последние изменения

Самое популярное

Рекомендуем